Кошка-суперагент
9. Злое утро.

Хоть и нет ощущения, что так было всегда - более того, есть уверенность, что когда-то было иначе - у Тилли не получается вспомнить, как, когда и почему это началось. Это можно было бы назвать "проклятием запечатанного голоса". Каждый раз, когда с губ вот-вот готовы сорваться дерзкие, взволнованные слова - в горле сжимается болезненный комок, всё внутри пронзает сильная боль, кровь холодеет, и фею словно парализует на какое-то время. А потом она спокойно говорит то, что от неё, должно быть, хочет услышать Великий Злодей. Но не то, что рвётся изнутри, заставляя дрожать и плакать, не имея возможности объяснить, почему. Всё, что волнует сердце, всё, что вызывает ужас, восхищение, сострадание, гнев или нежность - как под каким-то негласным запретом, словно за это тут же последует удар. Если получится. Если удастся прорваться сквозь невыносимую боль, которой сопровождается каждое намерение что-то сказать. Нет, скорее всего - не получится. Скорее, получится потерять сознание и упасть. За это тоже могут наказать. Без разрешения нельзя ни ненавидеть, ни любить, ни, тем более, как-то это показывать.
"А можно?.. Можно? Можно, можно, МОЖНО?!" - Тилли просыпается от собственного крика, который звучит лишь у неё в ушах. Никто больше этого не слышит. Никто случайно не узнает, в каком она отчаянии. С тихим вздохом фея идёт умываться. Никто не увидит следы слёз на её лице.
Если бы можно было воздвигнуть вокруг своей комнаты тонкую, сверкающую, но прочную завесу, не пропускающую ни малейшего звука - и попробовать пробить этот болезненный заслон. Кричать всё, что так хочется, до тех пор, пока слова не начнут вылетать легко. И лишь после этого - пойти и высказать Ляпусу всё напрямую в лицо. А потом ещё раз - у юной феи накопилось слишком много и слишком разного, что она хотела бы ему сказать, на одном дыхании не выпалишь всего. И ещё... и каждый раз так... и даже если Ляпус её за это ударит! Она не будет его бояться! Сам попросил не бояться - так пусть получает!
Тилли вдруг отшатнулась от зеркала, перед которым стояла, испугавшись собственного выражения лица. Сегодня она снова попробует сплести звуконепроницаемую сеть, на этот раз - вокруг своей комнаты. Долговечнее и прочнее, чем в прежний раз. Тренироваться в колдовстве ведь никто не запрещал. Это - можно.
Мрачные размышления феи прервал звук распахнувшейся двери. Ляпус встал в проёме в одной ночной рубашке.
- Тилли, ты уже поднялась? Хорошо, что я тебя не разбудил. Помоги мне опять расчесаться. И погладь мой плащ, а то он слишком помялся. Отныне я хочу всегда выглядеть лучше всех! И скажешь мне, когда я стану красивым.
- Скажу, - тихо ответила Тилли, проследовав за Ляпусом в его покои.

Утро продолжалось, в замке и его окрестностях становилось всё громче и суматошнее. Шла подготовка к грядущей битве. Армия загрызунчиков готовилась порвать врагов на подходе к Драконьей пещере. Армия домовых шла следующей. Разношёрстное войско из демонов, водяных и другого народа шло последним, на случай, если вдруг понадобится подкрепление. Великий Злодей отдавал последние распоряжения. Сам он не торопился вступать в бой - предпочитал не рисковать своей жизнью без крайней необходимости. Кроме того, Ляпус был заметно не в духе.
Хисстэрийя встала у стены, стараясь не путаться под ногами, наблюдала за приготовлениями и ждала указаний, что ей делать. Возможно, у Великого Злодея найдётся задание и для неё? Украдкой она посматривала на него, всё больше убеждаясь, что ей не показалось: что-то изменилось за прошедшую ночь. Ляпус выглядел красивее, чем накануне - переоделся в чистую нарядную рубашку, плащ тоже был уже не таким мятым, густые тёмные кудри были как следует расчёсаны и выглядели не в пример аккуратнее - словом, от него было глаз не отвести! Но его миловидное лицо было очень мрачным, и это, если приглядеться, была не та зловещая мрачность, с которой обдумывают планы мести и расправы. Во взгляде серых глаз и в усталом голосе время от времени проступало что-то, очень похожее на затаённую печаль и горечь. Ляпуса что-то терзало - вот что сказал бы внимательный человек. Или внимательная киса. В какой-то момент ей даже показалось, будто одолевающая злого домового печаль сделала черты его лица мягче, чем вчерашнее самодовольство и коварство. Вот Ляпус отослал очередного подданного с каким-то поручением и замолчал, задумавшись. Хисстэрийя снова подняла взгляд на него. Нет, не показалось! Он действительно был чем-то очень расстроен и озадачен, как будто даже планируемая вскоре победа его не слишком радовала. Сердце у кисы сжалось от накатившего сочувствия и понимания, в чём дело. Ей стало стыдно за свои недавние манипуляции.
- Простите меня, Ваше Капюшонство! - вырвалось у неё. - Правда, простите!
- За что? - удивился Ляпус, расслышав её слова.
- За то, что, должно быть, причиняю вам беспокойство, - вздохнула Хисстэрийя. - Мало вам врагов, а тут ещё и я...
- Тебе не за что просить прощения, если ты и впрямь на моей стороне, как уверяешь, - ответил Великий Злодей. Он уже взял над собой контроль и теперь держался уверенно, как и подобает правителю с подданными. - Сегодня у тебя будет шанс доказать свою преданность и проявить свои лучшие качества! Ты пойдёшь вместе с последним войском и примешь участие в обороне Драконьей пещеры. Умеешь сражаться? Магические способности у тебя какие-то есть?
- Ну... я умею метать молнии, огонь и воду, при крайней необходимости - ещё отращивать крылья и летать, - киса вспоминала, какие возможности даёт специальный кристалл, что по-прежнему болтался у неё на шее. - Да, сражаться могу вполне. Мне бить на уничтожение или прикрывать ваших воинов?
- То, что ты лучше умеешь. Но конечно, будет совсем не плохо, а даже очень хорошо, если ты сможешь как-то обезвредить противников. Вовсе не обязательно убивать их, если ты не умеешь - а мне почему-то кажется, что не умеешь. Но обездвижить, лишить сознания, ну хоть отвлечь, чтобы их обездвижили мои солдаты - это ведь будет тебе по силам?
- Попробую...
"Догадаются ли они выставить кукол вместо девочек? Если Алёна послушалась меня и рассказала о том, что видела, то Лиза вполне может до этого додуматься... или нет? Ох, как же я на неё рассчитываю! Они должны достать живую воду, а я не могу сейчас помогать им. Обездвижить, значит, лишить сознания... Или отвлечь?.. Мне нужно, чтобы девочки достали живую воду. И ещё мне нужно, чтобы все оказались в замке. Не добровольно и не в качестве побеждающей стороны - вот что важно. То есть, мне как раз и придётся не помогать им, а вполне себе честно противодействовать, так что твоё Капюшонство будет довольно - я не обману и не подведу, уж на совесть постараюсь. Вот только противодействовать волшебникам и девочкам придётся не совсем там, где кажется".
- Нет, не просто попробую... - мрачно добавила Хисстэрийя. - Я сделаю всё, чтобы враги потерпели неудачу!
- Тогда ступай. Все уже готовы. Пришло время остановить неугомонного противника! Быть может, эта битва станет последней и принесёт мне победу!
Великий Злодей собирался наблюдать за ходом сражения. Воинов ему было не жалко. А киса... если киса на стороне его врагов, то тут-то она и выдаст себя! А если нет, то одним воином больше, почему бы и нет? Хотя на выдающегося воина киса всё-таки не тянет, но как знать, вдруг да будет от неё ещё какая-то польза?

Пристроившись в конец последней армии, Хисстэрийя направилась вместе со всеми к выходу из замка, минуя всевозможные комнаты и залы. Проходя мимо какой-то открытой светлой комнатки, она заметила там Тилли. Та сидела за маленьким столиком и ела какой-то ягодный десерт, запивая его золотистым негрустином.
- Доброе утро, Тилли! - киса подошла к ней и улыбнулась. - Приятного аппетита.
- Не говори так, - мгновенно помрачнела феечка. - Не доброе. Злое утро, - горько вздохнула она, покачав головой.
- Ну извини. Злое так злое, - не стала спорить Хисстэрийя. - Ой, а что это ты такое пьёшь? - ушки её зашевелились от любопытства. - Это же негрустин! А дай мне попробовать! Пожалуйста!
- Нет, не дам, он очень опасный, - Тилли стала ещё мрачнее. - Каждый, кто выпьет хоть каплю напитка с добавкой сока гуарама, больше не сможет без него обходиться, и должен будет пить его постоянно, иначе умрёт мучительной смертью! Так сказал господин Ляпус.
- Да я знаю... Значит, не дашь? - разочарованно протянула киса. - Ну и ладно, тогда я у Ляпуса и попрошу потом. А то так пить хочется...
- Так ты... не попробовать?! - Тилли была изумлена и расстроена. - Ты уже пила его и теперь хочешь ещё?!
- Эй, ты, новобранка! Ты, с хвостом! Отбилась от строя! - вдруг крикнули из коридора. Хисстэрийя, так и не ответив Тилли, поспешила нагонять своё войско. Предстояло долгое, изматывающее сражение...

Возле Драконьей пещеры ещё не было ни души, когда неподалёку в горах на плоскую вершину одной из скал приземлился синий троллейбус. Все вышли из него под лучи слепящего солнца, осматриваясь по сторонам.
- Жарко... - недовольно протянула Алёна. - Я сейчас высохну. Или растаю как Снегурочка.
- Странно, - нахмурился Печенюшкин. - Я почему-то думал, что будет немного прохладнее, - его снова обеспокоило ощущение, что что-то идёт не так.
- Вот, попей газировочки, - Фантолетта поспешила заботливо протянуть пирамидку с газироном и негрустином, пока Алёна не начала капризничать. - И ты, Лиза, тоже попей. А то стоять придётся долго, - фея вздохнула, с неохотой думая о том, что вскоре ей предстоит замаскировать девочек - и себя заодно с ними - не самым приятным образом. Она уже предупредила сестрёнок, что собирается сделать, но радости им это, конечно же, не прибавляло.
- Не хочу стоять долго! - расстроилась малышка. - Ножки устанут! Головку напечёт!
- Ленка, перестань капризничать! - Лиза начала терять терпение. - Я тоже не хочу стоять на одном месте и ждать, я хочу поскорее попасть в Драконью пещеру! Но у Ляпуса огромная армия, с ней так быстро не справишься!
Печенюшкин обнял обеих сестрёнок, успокаивая их:
- Девочки, милые, возьмите себя в руки. Всем нам сейчас приходится нелегко. Зато когда вы, наконец, пойдёте в пещеру - я обещаю вам, что по дороге вы послушаете одну увлекательную историю. Хотите?
- Хочу-хочу! - тут же оживилась Алёнка. - Ура! А про что?
- Я знаю, я знаю, про что! - догадалась Лиза. - Это продолжение приключений маленькой рыжей обезьянки, да? - повернулась она к мальчику. - Ты же обещал!
- Ну вот, видишь, я же обещал, а обещания надо выполнять! Так что будет вам продолжение истории про меня и моих друзей, только дождитесь.
Но Алёне вдруг снова что-то пришлось не по нраву.
- Продолжение? Ууу, так нечестно! - захныкала она. - Лизка-то прямо с начала всё слушала, а я?!
- Ох, Алёна, прямо беда с тобой!.. - терпеливо вздохнула Зайкина-старшая. - Я сама тебе начало перескажу потом, если что-то не поймёшь. Ты только не реви, ладно?
Их перепалку прервал чародей Морковкин, потянув носом воздух:
- Чем-то гадостным тянет, не чуете?.. - недовольно сморщился он.
- Пожалуй, что чую, - согласился Федя. - Пылища и духотища, будто воздух кто-то нам портит. Апчхи!
- Пыль поднимается вон оттуда! - показал Печенюшкин куда-то вдаль, где густые кроны дубов скрывали все возможные дороги, тропинки, подъёмы, подземные ходы и обходные пути, по которым можно было добраться из далёкого дворца до пещеры. - К нам уже приближаются войска злодея. Действуем быстро! Девочки, пора, - вздохнул он, намекая на то, что им предстоит замаскироваться. - Встаньте поудобнее. Мы за вами вернёмся, - ободряюще улыбнулся мальчишка.
Вид у сестрёнок был грустный и притихший. Они уже приготовились и больше не капризничали. Фантолетта ударила о твёрдую землю острым кончиком зонтика, прошептав какие-то слова - и тут же все трое исчезли. На площадке, которой оканчивалась скала, остались лишь три островерхих камня, один повыше и два поменьше, да ещё один крупный валун синеватого цвета, вытянутый в длину. Если специально не приглядываться - почти обычные камни. Без признаков жизни.
Волшебники улетели, прихватив с собой десяток кукол, спрятались за кучей камней где-то на подходе к Драконьей пещере и приготовились встречать войска Ляпуса во всеоружии. В укрытии было немного прохладнее, и Печенюшкин мысленно посочувствовал палящимся наверху под солнцем девочкам. Когда удастся вывести из строя всю армию, предстоит ещё оказать бедняжкам помощь, если они слишком перегреются.
Топот ног, грохот и тяжёлое дыхание раздавались уже совсем близко. Федя и Морковкин взяли первую пару кукол и повели из укрытия, чтобы вскоре стать замеченными...

Последний отряд вышел из замка и двинулся в путь. Хисстэрийя шла в самом хвосте, обдумывая свою будущую стратегию на поле боя, как вдруг боковым зрением она заметила, что с чёрного хода крадутся куда-то в сторону, стараясь не привлекать к себе внимания, ещё несколько существ.
"А это там кто, не повстанцы ли? - обеспокоилась она. - Хотя откуда у Ляпуса в замке ещё повстанцы? Не должно быть вроде. Всё равно, было бы нелишним за ними как-то присмотреть на всякий случай... - киса внимательно вгляделась в спины удалявшихся существ. - Так, вижу там кого-то зелёного и пару крепких мужичков. Всё, ребятки, я вас запомнила, при случае узнать смогу! Что ж, посмотрим теперь..."
- Витаем в облаках или мечтаем, как надерём этим хитрюгам уши? - какой-то клоун ткнул Хисстэрийю в бок. Она аж дёрнулась от неожиданности.
- Ээ... Головомойку им устроить хочу! - нашлась киса. - Повязать бы их всех да преподнести нашему повелителю как ценный трофей, вот!
"А связывать-то вообще есть, чем?.. - обеспокоенно думала она. - Или что вообще с ними делать?"

Дорога шла через дубовый лес, постепенно поднимаясь в гору. Где-то приходилось продираться сквозь ветки, где-то - карабкаться, хватаясь за камни. Кое-кто успел даже вырвать с корнем несколько молоденьких деревьев, пытаясь держаться за них. Хисстэрийя старалась двигаться как можно аккуратнее, чтобы не зацепиться за что-нибудь волосами - при себе у неё по-прежнему не было ни расчёски, ни зеркала, а ходить совсем уж растрёпанной и с мусором в шевелюре ей было крайне стыдно. К счастью, не слишком крупные габариты девочки позволяли ей достаточно ловко уворачиваться от почти всего, за что хотелось не задевать головой, пока лес не кончился. Дальше предстояло подниматься вверх по крутому склону - прямо до Драконьей пещеры. Сверху доносились крики, лязг оружия, топот ног, а также сыпалась пыль и мелкие камушки, иногда попадая кому-нибудь по голове. Маленькие человечки завязывали узлы на верёвках и прикрепляли крючки. Высокие чудища забрасывали их вверх, чтобы зацепиться крючками за уступы. Теперь можно было уже лезть по верёвкам. Те, у кого были мощные когти, лезли без приспособлений, кто-то пытался допрыгнуть, кто-то - включая кису, не умевшую подниматься по верёвке, зато имевшую многозадачный кристалл - взлететь... Вот уже и уступ при пещере, вот уже и виден вдалеке предыдущий отряд, вот уже мелькают, уворачиваясь от домовых, чья-то рыжая макушка да чья-то фигура повыше, с седою головой - Печенюшкин и Морковкин. И обе девчонки визжат, суетясь и не зная, куда спрятаться, пока их не схватили.
- Живей, живей! - подгонял своих бойцов главнокомандующий, некто рогатый, красный и в доспехах. - Остановить Печенюшкина! Разгромить волшебников в пух и прах! Если наши домовые их так и не убьют - мы должны биться насмерть, поняли?!
- Поняли!! - ответствовало большинство солдатов, кроме тех, у кого уже не хватало дыхания от усталости.
- Зачем же насмерть? - не выдержала киса. - Мы должны обезвредить их, а не пасть в бою сами, разве не так?
- Это кто тут самый умный?! - сердито отозвался командующий. - Вот ты и пойдёшь! Посмотрим, как ты обезвредишь эту горстку выскочек да притом уцелеешь!
"Чувствует ведь, что предыдущее войско не справится... - заметила Хисстэрийя про себя. - И в своём поражении тоже практически уверен. Команда противника внушает страх, чего уж там! Они же не станут убивать всех одурманенных, им только одного Ляпуса не жалко... Интересно, чем они будут вооружены теперь? И до кукол-то хоть додумались, или я зря намекала?.."
- И пойду! - с вызовом ответила она. - И попробую! Куда ж деваться - вы-то боитесь... Вы же проиграете битву, не справившись с ужасным и непобедимым Печенюшкиным - а когда после этого живы останетесь, так наш повелитель вам такое устроит, что и впрямь, лучше бы насмерть бились!
В ответ кто-то вдруг схватил кису за плечи и грубо вытолкнул её вперёд:
- Иди в первых рядах, раз такая смелая!
- Стойте! - полушёпотом от удивления воскликнул кто-то, похожий одновременно на водяного и на чёртика. - Вы только посмотрите - наши-то, кажись, побеждают!
И действительно - несколько домовых уже вели прочь к другому склону упирающихся Лизу и Алёнку, связывая им руки, завязывая рты тряпочками. А совсем неподалёку распростёрлось неподвижное тело Морковкина. Из груди его торчало короткое копьё в ржавых пятнах. Печенюшкин же, разозлённый гибелью товарища, яростно полоснул чем-то сверкающим вокруг себя, отчего часть оставшихся домовых рухнули как подкошенные. Трое совсем молодых, кого не зацепило, кинулись с лопатами на рыжего волшебника, но тут мутно-белая пелена накрыла их со спины, заставив свалиться с хрипом - Морковкин был совершенно цел и невредим, и он воспользовался тем, что на него уже не обращают внимания. Поддельное копьё валялось на камнях, превращаясь в обычную сухую палку.
- Все домовые лежат! - шёпот ужаса пронёсся в нестройных рядах последнего войска. - Эти вдвоём их уделали!
- Погодь-ка! Девчонок-то увели, а? Видели же, как их повязали?! Теперь Его Капюшонству они больше не опасны! Это значит... всё, мы здесь больше не нужны?!
- Ну вот, напрасно только поднимались!
- Отставить капризы!! - рявкнул главнокомандующий. - Печенюшкин и этот старик разгромили целое войско! Они всё ещё представляют угрозу! Кто мы будем, если хотя бы не попытаемся остановить их?! А ну вперёд!!
- Эй, а где они?! - пискнул маленький клоун. - Никого нету!
- Удрали! - с досадой выплюнул мохнатый чёрт. - Спускаемся и возвращаемся во дворец - они же туда пошли, за девчонками!
- За девчонками, говоришь? - обманчиво спокойно переспросил главнокомандующий. - А ЭТО тогда кто вон там?!! - заорал он, показав пальцем туда, где из-за камней вдруг показались две знакомые всем фигуры, сопровождаемые большой змеёй и рыжим домовым. - Нас чуть не обманули!! Никто не уходит назад - приготовились к атаке!! Биться до победного конца!!!

***

@темы: Страшная сила, фанфик